23:05 

Тристан и Изольда.

Nadega
Будь собой, остальные роли уже заняты(с)
Всё-таки я его дописала, правда дописывала второпях, пусть пока так останется, потом, может подшлифую чуточку.

Несклько слов о собственно легенде:
Я нагло вру, там очень много букв

читать дальше

Тристан и Изольда

Стылый ветер, пасмурное небо,
Доски мокрые последнего причала.
В замке на бретонском побережье
О любви легенда умирала.

Так бывало, говорят и прежде...
Едва слышен полный боли стон,
Ещё тлеет искорка надежды,
За туманом - остров Авалон.

Море зло и яростно ревело,
Времени почти уж не осталось...
"Посмотри на горизонт, Изольда,
И скажи, какой ты видишь парус?"

"Там у края мира только тучи,
Нет ни корабля, ни чайки белой,
Господин мой муж, прошу, не мучай
Ты своё израненное тело..."

"Посмотри на горизонт, Изольда, -
Шепчет он, снедаемый тоскою, -
Неужель, умрёт надежда прежде,
Чем глаза навеки я закрою?"

"Господин мой муж, пустынно море,
Катит океан седые валы,
Воет ветер, чайки кличут горе,
И безлюдны старые причалы"

"Посмотри на горизонт, Изольда..."
Горизонт укрыт холодной мглою.
"О, Изольда, милая... Изольда..."
"Господин мой муж, я здесь с тобою!"

Но к ней обращены молитвы,
Времени почти уж не осталось,
"Я молю, ответь же мне, Изольда,
Видишь ты над морем белый парус?"

"Или, может, он чернее ночи,
Он несёт мне смерть, её забвенье"
Но от слёз ослепли её очи,
В голосе лишь боль и сожаленье.

«Господин мой муж, в такую бурю
Ни один корабль не выйдет в море…»
«О, Изольда, милая Изольда,
Я принёс тебе одно лишь только горе…»

День проходит, дождь в окно стучится,
И ревёт бушующее море,
Повелитель океана злится,
Чайки плачут, предрекают горе.

«Господин мой муж, корабль мчится
По волнам отчаянно и смело
Парус, словно крылья птицы быстрой…»
«Но какой он, говори, Изольда!»

…Белый! Слышишь, муж мой! Он белее снега.
Милый мой, болит ли твоя рана?
Но слова её остались без ответа,
Жизнь уже оставила Тристана.

А на горизонте в дымке мглистой,
По волнам отчаянно и смело
К пристани корабль торопился
Парус чёрный или, может, белый

Ветер рвал. Не разглядеть в тумане,
Ни цветов, ни знаков издалёка,
Так закончилась легенда о Тристане.
Чайки крик истаял одинокий.

@музыка: Последнее испытание - Судьба

@настроение: Ура! Первый весенний гром за окном!

@темы: легенды, стихи, Тристан и Изольда

URL
Комментарии
2011-05-03 в 08:45 

technocrat [DELETED user]
А как Вы относитесь к трактовке легенды Сапковским ("La maladie")?

2011-05-03 в 23:34 

Nadega
Будь собой, остальные роли уже заняты(с)
Первые страницы отказывалась верить, что он оживил персонажей, которые вроде бы умерли окончательно и бесповортно. Потом мне стало интересно, что из этого получится. В итоге получилось очень даже ничего. История Тристана и Изольды мне никогда особо не нравилась. Два взрослых и даже теоретически адекватных челловека теряют голову из-за того, что хлебнули волшебного зелья и начинают творить такое,что волосы встают дыбом. Сапковский же мало того, что превратил зелье в простую отмазку, так ещё убрал мытарства, великанов, прокажённых и прочую жесть (нда, Сапек убрал жесть это нечто новое))). У него Тристан поступил не как легендарный персонаж, а как обычный человек - то есть сдал возлюбленную с рук на руки королю, а не мотался с ней, где ни попадя, совершая подвиги направо и налево. Результат в "La maladie", как видно не сильно отличается от "легендарного" - влюблённые мертвы. Но, немаловажный момент - жену Тристана, которую легенды сделали просто ревнивой глупой бабой, которая любит только себя, Сапковский сделал чуть ли не мученицей, одним из самых симпатичных персонажей. Такой лично мне она больше нравится, как я уже писала выше. Да и идея о том, что легенда вечно жива, а не упокоилась вместе с первыми Тристаном и Изольдой под терновым кустом меня как-то больше радует. Так что к "La maladie" я отношусь очень даже хорошо. В конце концов легенду я знаю давно, а стих получился только после maladie.

URL
   

Записки Бродяги

главная